Профиль
Реклама


работа на бойне



      
Этой воскресной ночью, пока все спят, я хочу немного рассказать о своей работе.
Я работаю на бойне.Уже семь месяцев.Забиваем коров.
Вначале напарник оглушает буренок порцией электричества между рогов,
телка падает на весы, где её взвешивают, потом подвешивают головой вниз,
и тут в дело вступаю я. я перерезаю Буренке глотку, дожидаюсь пока стечет кровь,
( в специальный сток, не всё так плохо), потом отпиливаю голову и ноги.
Вот и все мои обязанности, по большому счёту.
Потом я передаю тушу экспертам по сниманию шкуры, ну а дальше мясникам,
ну а потом стейки или фарш идут в магазины.
Работаю я здесь уже семь месяцев. По моим подсчётам, я убил примерно 1200 коров.



Интернет кафе



      
Что я могу рассказать вам о своем бизнесе. Я занимаюсь бизнесом интернет кафе в Молдове уже много лет. Знаю, что вы уже зеваете и представляете себе заведение для нищебродов в нищей стране, которые не могут купить компьютер или мобилу. Это не так. В Молдове очень дешевый интернет, страна покрыта оптикой, копеечный 3G, халявный вайфай на каждом шагу и дома стомегабитный пакет — это норма. При этом в интернет кафе все еще ходят!

Кроме того, уверяю что узнать даже о такой скукоте как интернет кафе можно с интересом. Внутри моя байка о бизнесе и о конкуренции. Добро пожаловать в комменты с вопросами.

Когда я девять лет назад сунулся в бизнес интернет–кафе, я часто задавал себе вопрос «какого хрена мне, программисту, который владеет десятком различных языков программирования заниматься обновлением игр и асек–хренясек для подростков с четвертью мозга». Конкуренция среди интернет кафе была невероятной. Они открывались так, как растут грибы после дождя и закрывались так быстро, как дохнут мухи. Это был закат эпохи, когда на интернет клубах рубили бабло. Все бросились в этот бизнес в поисках легкой наживы, но время легкой наживы в этой области уже прошло. Я это все прекрасно понимал. Очень много взвешивал «за» и «против», но то количество ошибок которое я видел во всех интернет клубах мне не давало спать как шило в заднице. Мне очень хотелось сделать лучше увиденного и я знал что смогу сделать лучше. И не остановило меня даже понимание того, что аксакалы бизнеса с гораздо большими финансовыми запасами, связями и опытом меня могут порвать как тузик грелку как только я попытаюсь покусится на их кусочек и так мелкого пирога.

Последней каплей, которая меня подтолкнула влезть в это грязное дело стала книга Драйзера «Финансист». Меня настолько впечатлила настойчивость Каупервуда, который, даже потеряв все, с еще большим энтузиазмом, начинал все с начала. Я понял, что самое большую ошибку я сделаю, если ничего не сделаю. А опыт, положительный или отрицательный — это опыт. Это то, что никто у меня не сможет отнять в моей жизни. Единственный способ остаться без драгоценного опыта — это его не получить!

Мужик сказал — мужик сделал. Мой первый клуб оказалася в эпицентре событий. В пределах пятисот метров можно было насчитать с десяток клубов. Я никогда не был завсегдатаем интернет кафе и можно было пересчитать на пальцах сколько раз я заходил в интернет клубы. Не только кишиневские. Несмотря на это, я нахватался информации как клубы живут, где экономят и где выкидывают деньги на ветер, чему уделяют внимание и что игнорируют. В моей голове большинство этой информации отложилось в разделе «как делать не надо».

Когда мой клуб начал работать я понял, что видел только лишь верхушку айсберга. Проблем было на порядок больше, чем я мог себе представить. Иногда убивался от безысходности, а иногда они меня интриговали как сложная задача. Но я все равно продолжал. Убивало только их количество.

Можно было игнорировать как в других клубах крики детей «оператор, замените мне мышку». Но сев за компьютер я понимал, что эту шариковую мышку сам бы засунул оператору в задницу. То же самое — наушники. Они дохли как мухи. Я раскошелился и прикупил только появившиеся огненые мыши и здоровенные наушники, которые были куда побольше, чем в типичном интернет клубе. Не прошло и двух недель, как мои обновки начали сыпаться.

Вооружившись отверткой и паяльником я исследовал слабые места, ремонтировал и искал на что обращать внимание при покупке новых наушников и мышей. Клиенты в личной беседе почти все меня уверяли, что наушники никому не нужны. Но когда все наушники работают, все почему то сидят в них и находят себе в десять раз больше за компьютером занятий по душе. Другой раз меня клиенты пугали, что если я заменю старые бочкообразные CRT мониторы на непривычные TFT, то их ноги больше не будет. Я понял что клиентов надо всегда надо внимательно слушать, но не всегда надо делать как они говорят и требуют.

Все, даже самые мелкие проблемы я записывал в свой карманный компьютер. Мой Palm просто трещал по швам от количества нерешенных задач. Я не мог поверить что настолько простая затея как интернет кафе оказалась такой сложной. Мне до сих пор так и не ясно что делают в этом бизнесе люди, которые совершенно не разбираются в компьютерах.

Ко всему еще добавлялись проблемы, доставленые мне нерыночными методами конкуренции. Изъятия компьютеров, угрозы со стороны органов очень расшатывали нервы. Но висевшие на мне долги не позволили мне даже близко допустить мысль чтоб сдаться и бросить все.

Когда баталии на этом рынке поутихли, выживших интернет клубов оказалось не так уж и много. Сначала это радовало, но навала клиентов не наблюдалось. Я сделал для себя вывод — это были бессмысленные и беспощадные битвы между конкурентами. Клиенты в этой области не уходят к конкуренту — они просто не приходят ни к кому, если что то не нравится. И наоборот: если сделать все для клиента, то клиенты прийдут ниоткуда. Прийдут даже если их не было у вашего последнего конкурента.

Именно поэтому я считаю нерыночные методы конкуренции в области интернет клубов бессмысленными. Можно убить хоть всех конкурентов, но это не будет гарантией что люди пойдут в предполагаемом направлении. Если в компьютерном зале им не интересно или они не получают что хотят, то они пойдут на дискотеку, пойдут в бар, в кино, в парк, на крайняк забухают дома, но они не пойдут в совершенно не интересный компьютерный зал. С другой стороны если интернет клуб превосходит все ожидания клиента, то сарафанное радио притягивает компании подростков и новых постоянных клиентов становится все больше. Клиенты приходят ниоткуда. Смысл в войне отпадает когда отсутствует яблоко раздора — неподеленый клиент.

С тех пор я научился не напрягаться по поводу работы и просто равномерно делать, то что надо сделать. Я стал отучать себя от слова «срочно» и планировать работу так, чтоб использовать это слово как можно реже. Очень многие моменты, которым уделяется очень много внимания, сил, энергии и финансовых затрат на самом деле оказываются незначительными и ни на что не влияют. К примеру, восхитительный эксклюзивный дизайн в интернет кафе — это здорово, но к чему это все если твои компьютеры настроены так, что за ними можно только заснуть, если в твоем клубе нечего делать. Люди пришли не в музей смотреть на разрисованные стены, а деньги ты берешь именно за компьютерные услуги. Из таких мелочей состоит вся работа. И немногие люди способны заметить эти мелочи. О них нет смысла спрашивать клиента. Он никогда не ответит на вопрос «что вам понравилось» или «что не понравилось» потому что сам не знает четкого ответа. И если кто то и должен знать ответ — это именно сотрудники клуба. И нормальные сотрудники — это люди которые не просто включают и выключают компьютеры, а ищут где еще можно угодить клиенту и заработать на этом денег.

Меня всегда поражало как в большинстве клубов относятся к персоналу. Операторов обвиняют во всех проблемах клуба, кидают на зарплату, выгоняют и вытирают об них ноги. Большинство из претендентов на работу реально тупые недоумки. Но это не значит что все! Оператор — это лицо клуба и если к нему изначально относиться как к безмозглому тупице который только и думает как украсть, то можно пропустить того редкого золотого сотрудника, который бывает один на сотню.

Я прошел этот путь и нашел нормальных сотрудников, несмотря на то что раньше это казалось невероятным. Они любят работу, которая строится по принципу «выигрывают все»: выигрывает клиент, выигрывает сотрудник, выигрывает хозяин бизнеса. А мне это позволяет более философски подходить к работе и немного абстрагироваться.

И даже со всем моим опытом остается огромное количество проблем в работе, которые я не в состоянии решить сейчас. Эти проблемы назойливы как муха и не дают подступиться к решению многие и многие годы. И их много! Одно решение слишком дорогое и ставит под вопрос рентабельность такого некрупного бизнеса. Другое решение слишком проблематичное и появляется сомнение в ценности такого клуба для клиента. Третье слишком долгосрочное и нет никакой уверенности что доживешь до долгожданного решения. Вот и висят они над головой как молот, который может пронести мимо, а может и размазать. Что то из старенького решается, что то появляется свеженькое. Жизнь кипит и тут самое главное чтоб такой бизнес не отнимал много жизненной энергии. Потому что когда жизненная энергия заканчивается, заканчивается и интернет клуб. А как я говорил клубы имеют свойство дохнуть как мухи.

Но несмотря на то что бизнес в реальности этот не так сладок как кажется на первый взгляд, каждый год находится энтузиаст, который влазит по соседству со мной с новым интернет клубом и новыми силами, полный жизненной энергии и с амбициями покорить мир. Он тут же бросается в битву и пытается утянуть всех моих клиентов… всех до последнего. Устраивает ценовые войны, устраивает направленные именно на меня рекламные компании заклеивая всю площадь вокруг моего клуба своими объявлениями. Я смотрю на это как на бурю в стакане. В большинстве случаев я не ведусь на эти провокации и не отвечаю никакими действиями. Я даже не чувствую этих войн, ведь я уже говорил что клиенты интернет кафе имеют свойство уходить в никуда и приходить ниоткуда. Максимум — это когда клиенты сбегают посмотреть расхваленную новинку и вскоре вернутся обратно.

Прекрасно понимаю что их действия ничего координально не изменят. До расклеивания объявлений им надо изменить множество мелочей прежде чем моим клиентам они станут интересны. А мне и без их конкуренции есть куда улучшать свои клубы. Конкурентам же кажется что эти рекламные объявления — самое главное при захвате мира. День и ночь они дежурят над своими объявлениями и тут же бегут срывать мои, как только их где то наклеят. Но так жить на дежурстве долго нельзя. Тут мои конкуренты напоминают бегунов, которые на марафоне бросаются в погоню с максимальной скоростью как на стометровке. Зачем? Ведь если у марафона нет конца, то это будет далеко не стометровка. Это больше погоня за собственным хвостом. Сил не хватит долго бежать. Не говоря уже о том чтоб бежать бесконечно долго… возможно всю жизнь.

Когда пройдет полгода, новое оборудование свежеиспеченного конкурента станет старым, раздолбаным и убитым. Конкурент откроет для себя еще несколько статей расходов по ремонту и обновлению своей старой техники и так в не особенно рентабельном бизнесе, истощится и начнет искать кому спулить свое барахло. Через пол года ему это надоест и у меня появится новый конкурент, с новыми силами и финансами, полный жизненной энергии, которые он, как и все предыдущие конкуренты, спустит в никуда.



Студент консерватории



      
Студент консерватории (иду на бакалавра), флейтист. Нью–Йорк.

6.30–7.30 — будильник
8.30 — подъём, душ, завтрак, метро в консерваторию
10.00–16.00 — всё учебно–обязательное: занятия, оркестровые репетиции, ансамблевые репетиции
12.00 (по понедельникам и четвергам) — установка и подготовка зала к оркестровым репетициям. Ставлю стулья, пюпитры, получаю тумаки от вечно недовольного чем–то начальника, а благодарности почему–то не получаю. В 16.00 либо перестановка для другого оркестра, либо уборка всего этого дела.
16.00–17.00 — фаст–фуд, книжка, очумелое нихуянеделание, F5.
17.00–22.30 — занимаюсь флейтой. Вообще, флейтой занимаюсь в любой свободный момент, кроме обеда/ужина, иногда до 8–9 часов в день. Иногда не обедаю и не ужинаю. Была бы возможность заниматься ночью — занимался бы как проклятый.
23.00–6.30 — F5, кино, чай, мысли о доме родном, сон.
К пятнице такой ритм окончательно заёбывает, поэтому все выходные я первую половину дня либо гуляю, либо катаюсь на велике, либо валяюсь дома и ничего не делаю, вторую половину дня занимаюсь.
Иногда перепадает работёнка в виде какого–нибудь фонового выступления.

Плюсы: здоровые лёгкие, любимое дело, хорошая консерватория с хорошим образованием, получаю навыки от очень высококлассных музыкантов, иногда бывают мастер–классы с ведущими оркестровыми и сольными исполнителями.
Минусы: 9000 км от дома, полное одиночество и отсутствие какой–либо личной жизни, так как на это просто нету времени, паршиво с деньгами, питаюсь омерзительно, физическая нагрузка сомнительная, от прослушивания и проигрывания различной музыки в течение 13–14 часов в день голова разбухает и болит. Как–то так.



Инженер–технолог литейного производства цветных и черных металлов



      
Инженер–технолог литейного производства цветных и черных металлов!

с 8:00
Работаю в небольшой конторке на базе НИТУ в Москве.
В работе все стабильно: немного научной деятельности и немного производственной.
Основные задачи, это проектирование литья со всеми выходящими из этого расчетами,
реализация идей, рожденных в воспаленных умах дизайнеров и конструкторов, в металле, пластике и гипсе. В последнее время к литью добавилась работка на ЧПУ. Колективчик у нас молодой, дружный, да и работа творческая и интересная. Пока доволен)
до 17:00



Научный сотрудник в Кунсткамере



      
Научный сотрудник в Кунсткамере (музей такой в питере, где уродов за деньги показывают)
График очень ненормированный, официально 2 присутственных дня: вторник, четверг, 1 — бибдень (библиотечный, типа, читай выходной), остальное время ты типа преподаешь, работаешь в редакции, курируешь какой–нибудь умный проект — т.е. каждый отмазывается в меру свой фантазии. Во вторник приходишь, предположим, к 11 и обнаруживаешь, что ты первый (кроме бессменного сотрудника неопределённых лет, который по ходу там живет почти), короче, приходишь и начинаешь заниматься НАУКОЙ — а поскольку это понятие очень широкое, то чем бы ты ни занимался, все вполне подпадает, раньше было чуть сложней: приходилось реально что–то с умным видом читать и с еще более умным писать, щас проще: есть компьютеры и даже! интернет — соответственно у тебя все возможности себя занять на часик, вообще же предполагается, что ты сам себе придумываешь, утверждаешь у начальства и потом весь год разрабатываешь ТЕМУ, ну а поскольку кунсткамера (студенты называли чаще Скунскамера) — это музей антропологии и этнографии, то тема как–то должна быть привязана к этнографии: типа ментальность культур в зеркале меняющейся действительности или динамика развития культуры на фоне статичности архетипов в сознании аборигенов Австралии, потом чай с коллегами, обход экспозиции — опять же с умным и отсутствующим видом проходишь мимо ненавистных посетителей, которые все задают один и тот же оригинальный вопрос: А ГДЕ ЖЕ УРОДЫ?, так вот обходишь «свои шкафы» с экспонатами, проверяешь замки и пластилиновые печати, ближе к вечеру идешь в дружественный отдел, где уже 2 часа как отмечают очередной День рожденья или 8 марта, выпиваешь с ними, после работы идешь продолжать в заведение по соседству. Но это идиллический вариант, есть еще много другой нагрузки типа комиссий, инвентаризаций, выставок, отчетов и в конце концов, диссер когда–то надо писать, а учитывая, что за все это удовольствие у тебя оклад 4 тыс. рублей (2007), то ты еще преподаешь в университете утром и вечером, а еще частные уроки, переводы и прочая халтура, и ты, начав день в 5–6 утра, приползаешь домой в 10 вечера и с ужасом представляешь, когда же тебе проверить еще 30 тетрадей, подготовиться к завтрашним парам, доделать 10 страниц перевода с китайского и поспать, и тебе звонит веселый и пьяный уйский (те, кто дочитал до этого места, яростно минусуют) и говорит: а мы тут в Граде Петровом рядом с Кунсткамерой — заходи!



региональный торговый



      
региональный торговый

4:53 подъём (да, вот так устроен мой мозг, с вечера говоришь себе — завтра подъём в 5, надо вставать, это важно, в 5, в 5… и засыпаешь, будильник при этом ставишь именно на 5, но просыпаешься за 10–5 минут до будильника, если просто засыпаешь, то просыпаешься, когда разбудят, ну или совсем поздно)

Бреемся, моемся, срём, ну и всё, что там обычные люди по утрам делают… Тревожный чемоданчик собран с вечера, Ааа, мыльно–рыльные надо не забыть положить.

6:00 завёл машину, так. куда мы сегодня едем? Липецк, 2 дня, цели, задачи… бля, гостиницу забыл забронировать, ну хуй с ним там найдём чего–нибудь. И деньги подотчётные заканчиваются, ну ладно свои вроде есть. Поехали. А чего так рано то? Так из нашей столицы потом хрен выберешься, и путь до Липецкой улицы займёт больше времени, чем до Липецка..:––)

6:00 — 10:30 Бля, какая всё ж пиздатая, эта М4, вот бы все у нас такие были. Начиная с 8 примерно начинает звонить телефон: Ща, погоди, пост проеду (сука, надо купить всё же этот ёбаный блю тус, что ли) … Ага, всё, ништяк… Бля, я забыл, вечером в гостинице сделаю, отправлю. Аллё, ага, привет. Проснулись? ну молодцы, доча как? ну, клёво завтра буду.

10:30 — 12:00 Здрасьте, товарищи липчане! как дела? пиздато? ну погодите, это не надолго. Где тут у вас союзпечать? Ага, вот она. Добрый день! Мне бы карту Липецка и жёлтые страницы какие–нибудь, о, ништяк, спасибо.

Таксист.., привет тебе липецкий таксист, а скажи где у вас тут гостиница есть так чтоб недорого, но сердито, ага, спасибо, да не, я найду, карта есть.

Здрасьте, переночевать пустите? только за 3000? ну и ладно, как раз предел лимита, вай–фай есть? Ну, отлично, оформляйте. Повезло, что так сразу на нормальное гнездо набрёл, обычно так с первого раза не попадёшь, надо заранее бронировать, надо заранее бронировать, сука склерозная.

Всё это перемежается звонками телефона через каждые несколько минут: Алё, ага, привет Лёш, да я х.з. где эта ёбаная машина, щас узнаю перезвоню… Алё, не в бильярд вечером не пойду… Алё, алё, алё…

12:00 — 13:00 Пожрать. просто пожрать.

13:00 — 18:00 Так, ладно, разведка боем — машина нах на стоянку, пешочком, а то из машины город не понять. Товарищ ресепшионистка, а где вы тут вообще продукты покупаете в вашем славном городе, ага, ага, ага,… бля колечко увидела, глаза потухли как сразу.. :––) ага, ага, ага… Спасибо, вечером причалю…

Бля, конкуренты гондоны, стоят то как хорошо… Здрасьте, вы тут главный продавец армии продавцов? Я тут хуйню одну продать хочу у вас, как эти продаются, а кто возит, ого какие у вас… ого., ого!… не забыть записать всё это… Здрасьте!… Здрасьте!… Здрасьте!…
Алё!… Алё!… Алё!…
О, а вот это кажись тот самый нижний парк, мне про него однокурсница рассказывала отсюдова, но давно это было… может попробовать найти её? да ну в пизду.

18:00 Ужинать, только теперь по–настоящему с пивом… клёво, вкусно и не дорого, бутылочку мартини в номер надо зайти купить, после него с утра не воняет, а завтра за руль.

19:30 Номер, комп, мартини, план на завтра, ага, вот эти клёвые чуваки, надо завтра им стрелу забить, допиздеться… и вот эти клёвые и вот эти. Алё, привет! да всё ништяк, в гостинице ну… как доча? ну, целую, пока… А, бля, я ж обещал планы скинуть в офис… Ща сделаем… Алё! Девочки.. это прекрасно, но только меня самого ебать можно… и денег мало, так что это, звиняйте.. Ой, бля сегодня ж футбол, телевизор, ну сука ты телевизор, чё у тебя нтв то нет? Ладно посмотрим на компе

22:45 ЦСКА! ЦСКА!

23:30 хрррррр… хррррррр… Бля, извините товариши соседи, но я кажется храплю и телек будет похоже работать всю ночь, а стенки в гостиницах обычно тонкииие… Извините ещё раз хрррррр… хррррр…



Продюсер



      
Продюсер в сетевом рекламном агентстве.

На работу надо к 10. Успеваю обычно к 12. Зато все личное время у почты и на телефоне.

Утром брифинг на новый проект — напротив тебя сидит важный креативный директор и втирает тебе очередную хуйню о том, какой они ролик крутой выдумали, эккаунт (это такой менеджер, который с клиентом общается) тебе втирает о том, что сроков две недели (в среднем ролик делается месяц), денег нет (то есть на съемку с иностранным режиссером и крутым пост–продакшеном есть ровно половина от того, что просят студии, с которыми ты работаешь), а качество должно быть ну супер–пупер, потому как клиент — большой, интернациональный и если снимем плохо и кампания провалится — уйдет из агентства, а это очень большое бабло. Сидишь и думаешь о том, что зп маленькая, в загранку с таким проектом фиг улетишь, мобильник не оплачивают почему–то, хотя вся работа только на телефоне и денег стырить с проекта не удастся — года два назад круто затянули гайки. А еще что ролик опять получится говно потому как креатив — редкий отстой в очередной раз. Но вякнуть по этому поводу не моги, потому как он — креативный директор и последний месяц втирал клиенту о том, какой он крутой ролик придумал. Еле продал. Так втирал, что сам в эту чушь поверил.

Собираешь мысли в пучок, пишешь бриф для студий, которых зовешь в тендер — каких режиссеров, операторов искать, где делать кастинг, где графику, на какой носитель снимать, в какой стране перегоняться, какие сроки и бюджет. Смотришь подборки работ режиков, операторов, что–то отсылаешь креативу чтобы утвердили.

Параллельно у тебя пытаются допытаться почему ты не прислал срочно через пять минут уже готовый ролик по прокладкам, который клиент им комментировал в течение недели и теперь профакаплены все сроки, срывается эфир, а это миллионные штрафы. Иногда вежливо шлешь на юг, иногда понимаешь, что факап твой и заставляешь студию все быстро сделать.

Обед — когда как. Часто не ешь. Если тебе нужно брифовать режиссеров в тендере, то у тебя созвон за созвоном, расползающийся как тараканы креатив надо мягко, но отчетливо пиздить, а то они все на тебя свалят, от студий надо требовать чтобы срочно все прислали — экспликации, сметы, тайминги. В смете копаешься — там атас: один собрался вместо одной декорации три построить, другой нафиг забыл про самолет в кадре пролетающий, третий права на актрису проставил на год вместо трех и т.д. В ухо при этом тебе уже вцепился менеджер и висит, зудит про то, что клиент ему голову сейчас оторвет. Он–то пообещал все отправить еще три часа назад, но посоветоваться со мной, конечно, забыл. В общем круглосуточный мозговзрыв. Иногда все спокойно, идет плавная текучка с редкими озвучаниями радиороликов и вялыми фотосъемками. Много времени на лепру, ленты дизайнерские, мечты о своем бизнесе и перетирание с коллегами по цеху из других агентств кто куда ушел, кто из режиков свалил на кино, кто завалил съемку и кто с кем уехал с вечеринки. Мирок хоть и небольшой, но в курсе быть просто надо.

Ну ит по вечерам ад с документами…

Съемки — ни хрена не романтично. Сидишь, жрешь печенье, кинокорм, втыкаешь в монитор и объясняешь клиенту и креативу почему это пиво не может литься так, как хочет креатив (законы физики, млять!!!) и почему актриса плохо играет (блин, она тебе все сыграла еще в 127–ом дубле, ты сама не знаешь что ты от нее хочешь!). Часто снимаешь сутками и постоянно трындишь по телефону — параллельные пять проектов идут в таком же бешеном темпе и только попробуй за кого–нибудь не подумай, виноват будешь ты.

Много конечно и интересного в работе. Пока нравилось ездить по загранкам — мотались так, что продюсерский отдел в сборе не бывал никогда — общались и виделись с другими продюсерами только в скайпе. Кто в ЮАР, кто в Европе, кто в Аргентине. Но через пару лет до тебя начинает доходить, что в командировке ты видишь только 4 офиса, отель, 6 ресторанов и съемочную площадку. Страну ты увидеть не успеваешь.

Люди крутые. Один кино еще с Фасбиндером снимал, другой вообще Фушон, есть такой фуд–стилист очень дорогой, он рестораны и магазины по всему миру открыл, третий на "Ангелах Чарли" трюки делал, еще один киношник русский известный и т.д. Минусы — рекламщики — абсолютно ебнутый народ. А так как мы ничего не производим и пользу обществу приносим нулевую (о чем все смутно догадываеммся), а пафос раздуваем из себя просто нереальный, все постоянно пытаются друг друга задеть или подсидеть. За место приходится держаться ну очень крепко. Не знаю, люблю ли свою работу, но ничего кроме этого делать просто не умею :)



Ассистент руководителя департамента по оптимизации и продвижению



      
Ассистент руководителя департамента по оптимизации и продвижению. В веб–дизайн компании.

Работаю первый месяц, пятидневка, вроде как с 10 до 18.
На самом деле все это обыкновенная проза жизни — приходишь в 10, офис закрыт, потому что кто–то обязательно опоздает.
С 10:30 до 18:00 — регистрация ссылочных масс (канцелярщина, черт бы ее побрал), копирайтинг, пиар–деятельность, местами твиттер и слушание истошных криков чаек за окном.
Из плюсов: адекватны все, можно реализовывать собственные идеи, офис напротив Дворцовой, договориться насчет свободных дней можно при условии отработки в любое другое время (хоть дома).
В силу того, что я сова и просыпаюсь к обеду ("поднять–подняли, а разбудить забыли" — утра начинаются обычно так), ночью дома работать мне в кайф.
К тому же живу одна, так что никаких проблем с криками "Ложись спать, сколько можно работать!" — нет.

С месяц назад работала на ТВ корреспондентом в студии спецпроектов.
Первый вариант: Утро начинается в 6, к 8 утра на канал своим ходом, в 8:30 выезд на съемку. В 18–20 часов возвращаемся обратно на канал, сажусь за расшифровку отснятого материала.
В 22 часа домой своим ходом.
Второй вариант: Утро начинается в 8, к 10 приезжаю на канал и сажусь за написание текста по отснятому материалу, с 11 утра монтаж. В 22 часа домой своим ходом.
Третий вариант: Сижу дома, выходной посреди недели, об этом узнаешь обычно утром. Снова засыпаешь, весь обед шарахаешься по квартире, потом две чашки заварного кофе и за написание сценария. Вечером как вариант выйти до магазина.
И снова возвращаемся к 1 варианту.

Иногда возникают халтуры в виде съемок и всяких выставок. Один из дней — утром судорожно дописываешь хренотень по учебе, потому что весна и грядут госы всякие, параллельно пьешь кофе и красишь левый глаз. Потом вылетаешь из дома, когда до съемки полчаса. В назначенное время+10 минут ты на месте, все знакомые, съемки часа по два–три, но физически устаешь.
Потом кофе–вино–домино, свободное время, встречи с творческой тусней, гости, вечером на открытие выставки, например. Опять тусня, общение, улыбки, эмоции. Круто, но физически устаешь. Вечером домой, лента жж, лепра, твиттер и трупом спать.
Устаешь еще сильнее, чем при работе в СЕО, пиаре и на ТВ.



Дежурный инжениггер тяжелых юникс–машинок



      
Дежурный инжениггер тяжелых юникс–машинок, день в цикле.

1:00 Платы все еще не довезли. Банк стоит, юный полевой инженер срывающимся голосом повторяет за мной консольные команды, в фоне вой и скрежет зубовный. Но включились.

2 ночи. Звонок из Мурманска. "Я слышал, что Сонракл бесплатно рассылает диски с Силмарисом, хочу получить пару. А он действительно круче, чем Льюнеск?". Копию письма аккаунтам, они наверняка будут рады. Ну и ссылку звонившему, скачать все–таки будет быстрее, чем выбивать диск.

Ром–кофе–ром–кофе. Токийский ветеран, который поднялся по эскалации, считает, что проблема не в конверторах, а в слабонадежных кондерах. Судя по uid, он работал еще со штучными изделиями Саймона Скрея и все еще не привык менять всю плату. Диагноз остается тот же, тем более сервер уже работает уже три часа.

Около 5 утра. Радостный инженер из банка звонит, что все платы работают, но в логах фигня какая–то. Какая именно, сказать затрудняется, потому как не спал и сдает вахту следующему, успев сообщить, что базы поднялись и день закрыт. Следующий позвонит минут через 20, когда Я успешно попытаюсь заснуть.

6:30 Владивосток. Паника. — Стек есть? — Нет, только едем. — Доедете — обращайтесь в рабочем порядке. Кроме того, вы так и не удосужились поставить машинку на контракт 24x7. Да, Я в курсе, что у вас рабочее время. Кроме того, Я еще и в курсе, что приморцам похуй на разницу во времени даже больше чем маськвичам. Мне тоже похуй, Я из Новосиба.

10 утра. Будит аккаунт. Ему срочно необходимо знать, почему ночью ничего не было сделано. Он не знает, что произошло, почту он тоже не читает. Но ему позвонили ответственные люди из банка, которые не могут связаться со своими спецами. Причем все вроде работает, но никто не доложил об успехе. Ему нужен Отчет. Ничего, сам напишет. Я ему сейчас все расскажу. Нет, название процессора "ultraSVERK" пишется именно через K и ты вроде работаешь в конторе, которая сделала этот процессор уже 10 лет как.

Примерно 11. Кофе–кофе–сигарета–кофе–сигарета–кофе–сигарета–сигарета. Можно идти в контору. До работы пешком 7 минут. Три звонка, два письма на телефон.

12:40 Проснулся от спячки драйверописатель Сукумар Чхишвабрашван и немедленно написал письмо. Он не может воспроизвести баг, возникший у пяти заказчиков за последние 3 месяца. Он сам коммитил все последние изменения в драйвере и считает, что это какие–то непонятные железные проблемы. Устойчивое желание съездить в Бангалор всё не проходит.

13:00 "С вами хочет пообщаться инженер бессистемного дезинтегратора КРЮК". Да, Фейк, Я всегда рад с ними пообщаться. Это имя у администратора такое — Фейк. Азербайджанец, живет в Барселоне.

14:20 Мясо–кофе–сигарета. Звонит полевой инженер "Мегасистемы Турбо". Ему непонятен план по замене кабеля питания. Ты вспоминаешь, как был молодым полевиком "АД–97", как звонил каждые два часа Алексею Чюломинову, хмуришься и очень подробно рассказываешь все, что нужно сделать и какие проблемы могут возникнуть и как бы ты это делал сам.

Заявки "заменить диск", "помер блок питания", "шторм корректируемых ошибок" пролетают мимо, по 10 минут на каждую, от просмотра лога до выдачи диска–блока–dimm'а. Ничего интересного, интересное всегда ночью.

17:55 Принимаю дежурство. Штатное пожелание спокойной ночи, штатная ухмылка.
18:05 Звонок. В каком–то мелком банке благополучно ложатся оба ввода питания. После включения благополучно поднимается все, кроме самого важного сервера. Нет, мы не можем прочитать, то, что было в консоли. Но нужно немедленно что–то делать, час простоя очень–очень дорого стоит. Почему рядом с сервером, час простоя котого стоит очень–очень дорого находятся люди, не умеющие читать, никто объяснить не может. Кофе–сиграета–кофе–сиграета.

19:10 Наконец до консоли добрались люди, умеющие не только прочитать стек по телефону, но и прислать его на почту. Очень похоже, что бросок питания вырубил навсегда dc–dc конверторы по меньшей мере двух плат из 18ти. Люди, умеющие читать лог загрузки и, что более важно, отключать сбойные платы, все еще в дороге. Ну да ладно, сбивчивых объяснений, стека и старых данных хватает, чтобы уверенно заменять две платы По gpl $130k каждая, форма в dhl, сигарета, звонок в dhl control tower в Бельгии. Жующий индийский голос сообщает, что сейчас зарядит курьера на немедленнейщую доставку.

Сомнения остаются, открываю эскалацию в текущей GEO–очереди. Первый свободный инженер что–нибудь да подскажет. Со своим опытом в 40 лет увидит что–то, чего не увидел я, бывает часто. Или продрочит 6 часов и передаст задачу следующему инженеру по мере движения солнца, что бывает гораздо чаще.

20:30 Курьер радостно отзванивается, что доставку плат со склада на улице 9–го Апреля, 108 до банка на 9го Апреля, 110 он сможет выполнить к уже к 3 ночи. Сам он сейчас в Подмосковье. Мировой Лидер Логистики и Доставки не знает понятия "зона 30–минутной достижимости". Следом звонок все еще чего–то жующей индианки из Бельгии с тем же известием. Она не знает слова "подмосковье", но it is a moscow night traffic sir, you know sir она произносит с пиететом. Посматриваю на кофейник и банку с ромом.

22 Звонок из Барлос. Инженеры на площадке в НорНикеле. Я сам просил их звонить в случае проблем. У этих бойцов все хорошо, проблемы они сами давно все порешали, но раз просил — позвонили. Люди ответственные, все идет штатно.

Если грубо — в описанный день Я обошёлся конторе примерно в $1k, но по такому распорядку жить у Меня получается не больше недели в месяц. Без дежурств — раза в три меньше, работа на площадке — где–то посередине.

Должность при этом на самом деле может быть очень разной, можно числиться пресейлом, инженером или аккаунтом и при этом дежурить или не дежурить, работать по заявкам или нет, ездить по площадкам или сидеть в конторе; во всём разные плюсы в виде денег/режима и минусы — уровень эйчарно–отчетных заёбов.

Опыт, в общем, тоже довольно относительное понятие — Я 7 лет был админом, 2 года полевым инженером и вот 3 года как backline. По сравнению с людьми, которые по виду стека сходу называют баг, а по статистике скорректированных ошибок — чип на dimm'е, не глядя в документацию — не такой уж это и опыт ;)



менеджер по внутреннему оформлению магазинов



      
Блядь…почему–то именно с этого слова начинаются все мысли,связанные с работой.
Должность: менеджер по внутреннему оформлению магазинов
График: банальный шопестец,никада не апасдываю,при первой же возможности съёбываю раньше,либо ищу способ свалить из офисного заточения.
Работаю в очень крупной компании,сама работа норм,но,как и любая другая рутина–заёбывает со временем.
Зарплата так себе,но,я построил работу так,что денег получаю в два раза больше своего руководителя.
Вдобавок,не так давно сам открыл бизнес,пока он раскручивается,а через месяц я покидаю компанию и полностью акцентируюсь на деле.

Друзья,каждое ебаное утро,в 6 утра я просыпаюсь и понимаю,что меня нахуй заебали эти обязанности,что ебаная система сидит в печонках,но,всё равно нада поднимать жопу и тащиться,тут отчасти причиной является однообразие и не любовь к каким либо обязательствам перед толстожопыми пидора, ну ещё отсутствие любимой женщины и детей.



Любая история будет опубликована на сайте, автор при желании может указать одну ссылку на источник, также можно опубликовать анекдот или байку, не забываем указывать категорию.