Профиль
Реклама


путин и такси



      
Путин Владимир Владимирович решил пропиарить себя чтобы быть поближе к народу.



На мосту стояли трое



      
На мосту стояли трое: он, она и у него.



А начинается все безобидно.



      
А начинается все безобидно.

С пузатого стакана, приятно холодящего ладонь – виски цвета горелого меда, тихое звяканье тающих кусочков льда о бортики. Ты в костюме, галстук слегка ослаблен – не так, однако ж, чтобы выдать в тебе анархиста.

Виски немного вяжет язык. Ты погружаешься в приятную теплоту. Смотришь по сторонам, отмечая массу красивых девушек. У тебя есть, что им сказать, и сегодня ты уверен в своем обаянии абсолютно. Нет робости первой фразы – речь льется непринужденно и споро, ты остришь, вытягивая края губ в усталую улыбку. Ты живешь публичной жизнью. Ты узнаваемая фигура – на вечеринках, коктейль-пати, презентациях, премьерах ты начинаешь узнавать своих – не зная их имени, занятий, характера, ты все равно слегка киваешь, встречаясь с ними взглядом, а то и обмениваешься парой-тройкой фраз – да, в этот раз скучновато, посмотрим, что дальше будет, смотри – этот, как его (двухсекундное замешательство со сморщенным лбом), Пельш пошел.

А утром ты просыпаешься на неразложенном диване, в трусах, рубашке и носках. Смятые брюки валяются на полу, рядом – полная окурков пепельница. Пиджак калекой-инвалидом криво висит на стуле. Ты с ужасом смотришь на часы – через полчаса нужно быть на работе. Моментально приводишь себя в порядок – визин в глаза, бритье, скраб, фен, забрасываешь внутрь шипящий пузырьками стакан Алка-Зельцера.

Вечером, на другой презентации, ты позволяешь себе еще один стаканчик виски – просто чтобы ушло давящее похмелье. Ведь в этот раз ты контролируешь себя. Так как вчера не получится, максимум две выпивки. Ну, три…

На следующий день (Алка-Зельцер, визин, кока-кола) ты мучаешься вечной проблемой – когда же наступает тот момент, когда ты теряешь контроль и хлещешь, хлещешь, хлещешь. Ты доживаешь до вечера, приезжаешь домой, падаешь на диван, под два одеяла, и похмельно дрожишь.



Единственное, что тебя успокаивает – ты не алкоголик. Ты не опохмеляешься, алкоголь не мешает твоей работе, ты удачен.

До поры до времени.

В пятницу, если ты никуда не приглашен, ты покупаешь бутылку джина, 0,7, и идешь домой, и решаешь – выпью пару стопок, чтобы расслабиться, пусть стоит в холодильнике, это будет так по-благородному, так киношно – усталый герой булькает в стакан на два пальца и гремит шариками льда в холодильнике.

Ты врешь себе. В субботу, когда ноет шея – ты спал в кресле, когда мозги стянуты изолентой, выстланной изнутри колючками, ты видишь валяющуюся на полу тару – к джину добавился «Коньяк Московский», ха-ха, опять выбегал в ларек, рыча в продавщицу – девушка, мсквского пжалста.

Потом ты начинаешь похмеляться – ведь это так здорово, в теплую субботу идти по бульвару с бутылкой в слезу запотевшего «Миллера» и, делая небольшие глоточки, чувствовать, как боль уходит и наступает туповато-отрыжное равновесие, пьяная успокоенность.

Когда ты в говно нажираешься на открытии собственной экспозиции, и просыпаешься дома, а друг звонит тебе и ржет – вот ты выдавал, а ты боишься даже подумать о том, что тебе устроит учредитель – вот тогда тебе становится страшно.

Но уже поздно – это репутация.

Тебя перестают звать на вечеринки – ведь это ты тот самый шатающийся красноглазый чувак из…., которого выводила охрана казино, который спал в сортире на открытии бутика…, который пристал на премьере … к жене…, из-за чего произошла перепалка, лацканы пиджака смяты в кулаках.

А тебе плевать.

Каждый день по дороге домой ты покупаешь холодного пива – пиво можно, пиво пьют все, и радуешься утром, если устоял на пяти бутылках.

Как-то раз ты пропускаешь работу. Я на переговорах, звоните на мобильный. Хм-м-м, прокатило. Бродить с пивом по Арбату в бейсболке и кроссовках куда как приятнее, чем изживать похмелье в удавке галстука и в белизне офиса.

Ух ты, а как так вдруг получилось, что ты напиваешься уже трижды в неделю? Не пьешь, а именно напиваешься, ведь выпиваешь ты ежедневно. Оглянись – не правда ли , твоя жизнь превратилась уже в сплошную череду пьянок-похмелий, и похмелья стали двухдневными?

Стыдно приходить на работу.

Стыдно смотреть в глаза секретаршам и операционисткам – да кто не знает, что ты пьешь?

Кого ты хочешь обмануть, когда до двенадцати твой телефон не отвечает, а потом ты берешь трубку и не сразу понимаешь, о чем вообще речь, а когда понимаешь, начинаешь нести какую-то ересь о простуде, либо о важной встрече?

Меняется круг друзей. Странным образом твои бывшие друзья отдаляются от тебя. У них какие-то непонятные тебе интересы – дети, школы, жены, дачи, отпуска в Египте. Появляются личности из тех, которых ты раньше обходил брезгливо, прокладывая маршрут по максимально удаленной от их расположения кривой. Вот ты стоишь возле метро с какими-то, по виду, престарелыми футбольными фэнами – вы познакомились полчаса назад, приличные ребята вроде бы, почему б не пообщаться, и не выпить, выпить, выпить….

Пятьдесят процентов. Ты подсчитал это 1 августа. Половина заработанных тобою денег ушла на пьянку – пропита, потеряна, спущена на угощения новых друзей.

Надо взяться за себя. Надо бросить, ведь это все – в твоих руках, подумаешь – расслабился на пару месяцев, ведь твоя жизнь у тебя под контролем, правда?

Расскажи себе об этом, когда проснешься через день на обоссаном диване.

Когда тебя увольняют, ты делаешь вид, что ничего страшного не происходит – такого специалиста, как ты, с руками оторвут.

Ой ли?

Первое, что ты теряешь (работа не в счет, ха-ха) – это стыд. Ты не можешь себе позволить стыдиться, стыд для алкоголика – непозволительная роскошь, тем более твой главный жидкий друг – на твоей стороне, и так легко, так воздушно становится, когда ты покупаешь бутылку вина, идешь домой и, не разуваясь – на кухню, штопора нет, бьешь отверткой, вино – в бокал, крошки пробки плавают на поверхности. Хлоп – первый бокал, хлоп – второй, и нет стыда, и хорошо, и надо еще ебнуть, и лучше сразу две возьму.

Ты не понимаешь, почему в твоей спальне говорят люди и с каких это пор ты стал класть на простыню холодную резиновую прокладку. Пытаясь откинуть одеяло, ты не можешь пошевелить рукой – она привязана жгутом к каркасу.

Милиционер говорит мантрой – что ж вы так, прилично одеты, валялись на улице, до свидания. Он возвращает тебе паспорт, бумажник, сбросивший за ночь две трети веса, и ты, все еще шатаясь, выходишь из ворот вытрезвителя. Никогда больше – красный, ты плачешь от стыда, стиснув зубы.

Через два месяца тебя начнут называть там по имени. Привязывать уже не будут, зная, что ты неагрессивен – просто лежишь без памяти, что-то мыча сквозь скотское бессознание. Оппа! Вот ты уже и грузчик! И взяли-то по блату, двоюродный брат попросил. Кличка – естественно – Профессор, у тебя же полтора высших. А не такие уж они и плохие, эти «простые» люди.

Но даже они – эти Петровичи, Витьки Моторы и «дядь Васи с третьего подъезда» не могут за тобой угнаться. Для них пьянство – модус вивенди, генетическая миссия их рода с пятнадцатого столетия, ты же на алкогольном поезде, управляемом безумным хохочущим машинистом, мчишься в Серое Ничто.

Клиника. Оплачивает мать. Тебе плевать на них обеих. Сутками ты сидишь и смотришь в окно, пока твой организм промывается, прочищается, дезинфицируется десятками таблеток-уколов-капельниц. Глядя на серое небо за окном, на ощетинившиеся голыми ветками ноябрьские деревья – жалеешь ли о своей жизни? Даешь ли себе клятвы «больше никогда» и «с понедельника другой»? Нет. Когда ты представляешь, как холодная прозрачная водка с бульком ныряет в стакан; как ты глотаешь сухое вино, проводя по языку нежнейшим наждаком терпкости; как лениво отпускаешь мочевой пузырь, и энергичная полноводная пивная струя бьет о белый фаянс унитаза, а там, за столиком, тебя ждет непочатый бокал «Баварии» с пенной шапкой – когда ты представляешь все это, у тебя выделяется слюна. Ты считаешь дни, оставшиеся тебе здесь. Ты должен быть дьявольски хитрым – чем успешнее ты Их обманешь, тем быстрее тебя выпустят.

Проходит время – много или мало, какая разница – и пенсионерка, мамина соседка, плюет тебе в след, и кричит, что стыдно, такая мать, а ты её телевизор пропил, и пенсию забрал. Ты смеешься, показывая рот с выбитыми верхними зубами, ведь стыд – это то, с чем тебе пришлось расстаться в первую очередь.

Ты плачешь в ванной, сидя на холодной плитке пола и положив голову на скрещенные руки. Некрасиво – с ниткой слюны изо рта и легким подвыванием. Они толпятся там, в комнате, и стараются не смотреть на тебя, и не говорят ничего, но ты чувствуешь их молчаливый коллективный приговор – «это ты виноват в её смерти». И плачешь ты не потому, что стыдишься их (про стыд – см. выше), а потому, что знаешь, что это правда, и ты вспоминаешь, как миллион лет назад, в другой жизни, улыбающаяся женщина, сидя у твоей кровати, читала тебе потрепанную книгу с черно-белыми иллюстрациями, а ты, пятилетний, умеющий уже складывать буквы в слова, про себя читал с обложки: «Кар-л-сон, ко-то-рый жи-вет…». И от того, что ты понимаешь, что эта женщина сейчас лежит там, в гостиной – маленькая, белая, сухая, холодная, а пятилетний чтец – это ты сам, хочется в петлю, хочется ножом по рукам – раз!, башкой из окна седьмого хочется, на асфальт, чтобы не было тебя, чтобы не думать…..

Выжить помогает водка. Много водки. Откуда ты её берешь, ведь у тебя нет денег? Новые друзья? Какие еще…Погоди, да кто захочет дружить с тобой? Эти? Странно, приличные люди.

Наливают, говоришь? Хорошо наливают? Так, что ничего не помнишь? Ни как подписывал бумаги, ни как тебя к нотариусу возили, и не давали перед этим водки, обещая, что дадут потом, когда все срастется? Потом-то дали? Ну, хоть это хорошо. В Пензенской, говоришь, губернии? На полу, говоришь, избы пустой засранной? А что ты хотел – ты теперь там прописан. Да зачем тебе в Москву, дурень? Жил, по буквам: Ж-И-Л, прошедшее время, не живешь больше.

Колобок ты наш. От контролеров ушел, от ментов ушел, до Москвы добрался. А что довольный такой? Зимовку нашел теплую? Ну да, котельная. Рай почти.

Ну бывай, успехов.

Давай на посошок.



Автостопом по Галактике



      
сегодня решила купить себе бумажного чтива. зашла в книжный магазин. подхожу к продавщице(П),спрашиваю так вежливо:

Я - У вас есть "Автостопом по Галактике"?
П - Посмотрите вот там...
Я - Это что?
П - Как что? Атласы, путеводители, гиды, карты.
Я - ...Мне нужно "Автостопом по ГАЛАКТИКЕ"
П - ну да...
Я - да
П - автостопом
Я - автостопом
П - по галактике
я - по ГАЛАКТИКЕ!!!!Вы когда-нибудь по галактике путешествовали?
П - ну вот атлас звездного неба
Я - Епт...Это книга. Фантастика. Дуглас Адамс написал.
П - аааа,так это в другом зале.
Ползу в другой зал. Там натыкаюсь на другую продавщицу(П2).
Я - Девушка, "Автостопом по Галактике" есть?
П2 - Атласы и путеводители в соседнем зале.
http://bash.org.ru/discuss/395101



Как я обосрался...



      
Я вчера обосралсо прямо в центре города. И эта не смешно, здоровый мужик наложил полные штаны. А дело было так, иду я по улице, ни кого не трогаю, и тут захотелось мне пернуть. А на улице, да в морозный денек, сам бог велел дать копоти. А я тем более это дело люблю, дать газу, я мастак в этом деле еще тот. Я когда дома подпускаю газов у соседей конфорки гаснут от давления воздуха. Так вот, и я решил пернуть. Пернул, кагда пирдел, уже тагда понял, что отпердел свае. Стаю и сру пряма в штаны, и ни чего поделать с этим не магу. Гамно само лезет, даже не спрашивая у меня разрешение на сей процесс. Меня всегда удивляло, почему когда серишь дома, то спокойна серишь порционно. Выдавил из себя грамм сто , и попкай так раз и обрезал, патом страничку в газетке перевернул, прабежалсо по заголовкам и опять катяшок парциоооный выдавил. Когда обсераешся в штаны, то ни о каком порционном кала выдавливании не может идти и речи. Жопа тупа открывается и гамно лезет. Причем }{опа открывается на столько широко, что у меня сождаетсо впечатление, что она, без моего согласия, участвует в конкурсе «высри катяг диаметром в 30 сантиметров и выиграй мобильный телефон». Спрашивается, на@уя моей жопе мобильный телефон?




Насрал я па моим прикидкам, серьезна. Стою, аж вспотел, самый центр города, до дома как до Москвы на коленях. Стою, а сам пытаюсь в голове найти выход, что-то же надо делать. Пешком ковылять часа три, и это с полными трусами гогна, эту мысль отсек сразу. Патом, прикинул на улице мороз, дай думаю присяду на скамеечку, гогно подмерзнет, и я тогда в метро шасть, и так перебежками до дома доберусь. Сел на лавочку и сижу, в жопе пака тепло. И тут мысль, если гогно в трусах замерзнет, яйцам то же прейдет каюк. Мне даже плохо стало от этой мысли. Встал. Люди меня чо та стороной обходят, видна поняли что я чо та задумываю. А я стою и ни как не могу сообразить. Потом гениальная мысль посетила меня. Я сейчас в подъезд зайду, в лифт проберусь, там трусы сниму, жопу ими же вытру ну и домой по быстрому. Значит, захожу в подъезд, вызываю лифт. Стою, а гогно то уже остывать начало, ощущения прямо скажем не из прекрасных. В подъезде понял еще одну вещь, от меня реальна воняет как от скотины немытой, причем сильна воняет. Приехал лифт, захожу, нажимаю кнопку четырнадцатого этажа, а второй рукой штаны расстегиваю, ну что бы времени хватило пока лифт приедет. Двери начали закрываться и тут в лифт влетает милое создание женского полу. Стыц трындыц. - Ой, вам на 14 этаж, а мне на 13,- пропела она - Ну что же, я с вами проедусь, потом спущусь на этаж. Конечно проедимся, я же кнопку уже нажал, подумал я застегивая штаны. Лифт поехал, а мне уже все, в голове шум, спина вспотела, а гогно уже полностью остыло. И думаю что вонять в лифте начало очень сильно, потому что это создание, как-то странно на меня посмотрело. А я отморозился, типа чо надо не срал я в лифте и все тут. И пипец, где та этаже на 10 лифт сделал нам большой реверанс, попрощался с нами, и свет погас. Я чуть не усрался повторно. Лифт застрял. - Ой, неужели лифт застрял? – спросила девушка. - Я так понимаю что да, - это я интелегентом прикидываюсь. А сам думаю что мне делать, со свои гомном и со своей грязной жопой. А что-то делать надо. И тут эта хивря, нажимает какую-то кнопочку, и начинает с кем-то говорить, адрес дома называть и просить помощи. Я как представил себе, что щас придут монтеры , начнут нас от сюда вынимать, спрашивать пачиму так гомном воняет, мне еще больше срать захотелось. В лифте темно хоть глаз выколи. И тут я сообразил, что пока в лифте темно, надо по быстрому штаны снять, потом трусы снять и в уголок по тихому положить. А когда свет включат, она с непривычки на свет фиг чо увидит. Расстегиваю штаны, шуршу вещами так что даже самому страшно. - А что это вы делаете?- сильно сглотнув, спросила она. - Да я устраиваюсь по удобнее, ждать то долго,- а сам штаны приспускаю - А что это за запах?- перепугана спросила она. Я реальна чуть не ляпнул, что это я усрался на улице и па этому воняю гогном шо пипец, но выдаю другое: - Да сволочи гадят в лифтах, не продохнуть,- а сам штаны уже полностью снял, стою в лифте в обосранных трусах. Я как подумал, что щас включат свет, девка реальна концы отдаст от увиденного. НО делать уже нечего, работаю дальше. Девка начала очень громка глотать слюну, видна то же обосралась с перепугу. А я шуршу вещами. Сам же про себя думаю, как бы так изловчится и па тихому снять трусы. И тут же себе представил, какая будет вонь. - Мужчина, вы не причините мне боль, прошу вас, не трогайте меня,- заныла в голос девка. - Да ты что, в своем уме, я отец двух детей, иду к товарищу по важному вопросу, как ты могла подумать обо мне такое? - уверенно отвечаю я, а сам начал отлеплять трусы от жопы. Блин как воняет гомно, когда усираешся в штаны. Оно воняет не так как в туалете, оно воняет так, что мухи еще на подлете теряют сознание, потом еще недельку в реанимации кантуются. Деваха, то же почувствовала что-то неладное, стала по тихому скулить в углу. - Да перестань ты, не трону я тебя,- говорю я. А сам трусы уже отлепил от жопы, и думаю как бы их снять с ног что бы не измазаться в гогне? Девка па моемому мазгаме вообще поехала, тупа сидит скулит и чо та причитает, наверное молитву какую нить читает. А я трусы уже да кален спустил. - Мужина..ыыыыы, ревет анна, - прошу вас не убивайте,- и дальше тупой такой скулеж. - Да на фиг ты мне нужна, говорю, - у самого проблем по горло, сдалась ты мне. Трусы спустил чуть ниже кален, и реальна понимаю, что мне пипец полный, ноги в гогне, }{опа в гогне и вонь , аж глаза слезятся. Девка па моемому ат запаха долбанулась окончательно. - Вы ,вы ……мямлет она - Да чего вы вы, стой себе спакойна, грю тебе насрал кто та, видна я вступил , вот и воняет. Девка па моемому осела на пол лифта. Я думаю, я сам от своего запаха чуть сознание не теряю. Но с другой стороны, понимаю, что медлить нельзя, либо сейчас либо ни когда. Кароче нагнулсо я , снял трусы с одной ноги. На пол чо та ляпнулось, па моим прикидкам это было гомно из трусов. Девка в углу уже проста мычит как корова. Я излавчилсо и снял трусы со второй ноги. Мне аж полегчало, пол дела сделал. Стою с трусаме в руке и думаю, в каком углу сидит эта хивря ревущая, ну что бы не кинуть ей трусняк на голову, и что бы не папасть на свои же штаны. Прислушался, ага сидит на против, значит в противоположный угол надо целиться. И тут полный звиздец подкрался незаметно. Включился свет, и лифт поехал. Когда мои глаза привыкли я понял, что с девкой чо-та не то. Глаза у нее как пятнадцатидюймовые мониторы, рот открыт, руки плетями висят, ртом как рыба делает, короче, все думаю, звиздец снесло ат испуга башню. И тут я понял. Картина в лифте. Я стою ниже пояса голый, весь суко в гамне, в руках трусы с гамном и сматрю на девку. Ана короче еще секунд пять ртом паделала и тупа свалилась на пол. Все, думаю, падохла, мне еще жмура в лифте нахватало. Решил времени не терять, трусаме жопу и ноги вытер. Штаны одел и стою как чесный гражданин жду своего этажа. На полу девка , наверное мертвая, в руках трусы с гомном, чего я их держал я не знаю. Когда лифт приехал, девка еще не ожила, так и лежит на полу. Я подумал что негоже ее в лифте в таком состоянии оставлять, ну и вытащил ее на этаж. Палажиил аккуратно, под голову свои трусы и бегом из этого дома. Тока одного понять не могу, какого фига она так испугалась? Ведь когда воняет в лифте гомном ,эта значит что усралсо кто-та, а вот если бы ваняло членом, эта да тут можна испугатсо, @@ать будут, хотя и тут ни чего страшного я не вижу. Да и еще, я тебе шубу немнога гамном измазал, ногу вытер аб нее © Redd

http://warez-world.info/2007/03/08/kak_ja_obosralsja.html



Самоволочка



      
Собрались как-то в самоволочку солджеры, в общем поход этот состоялся по большой просьбе повара ихнего, который постоянно был при деле и никуда целый год из кухни не вылазил. Мужики охотно согласились сводить его в кабак, благо с деньгами у них слава богу всё было. Задобрили на КПП самогоном своих коллег, и двинули в городок ближайший. Идти недалеко было - километра 2-3 добрались быстро, и в кабачок нырнули. Повар охотно уплетал разную там курятину, от которой порядком отвык, запивая её водочкой. И вот , в разгар этого веселья, он чувствует, что его организм неадекватно реагирует на съеденное, и что, если он немедленно не найдет сортир, ему предстоит большая стирка. Поэтому повар быстро покидает своё место, не говоря ни слова и бежит к обслуге с понятным вопросом, те указали ему направление.

Компания честно прождала своего повара до 4 часов утра, потом рассчитались и пошли обратно.

Hа КПП их встретили диким ржачем, причину которого солджеры попытались узнать, на что получили лишь обрывки фраз типа: "...повар...круто...обосрался....". Hо т. к. подьём уже был не за горами, двинули они в свою казарму, где и встретили повара, во всём чистеньком.

Рассказ повара: "В этом б%ядском кабаке сортир в подвале, оказывается. ну я припустил по этому подвалу и ремень на бегу расстёгиваю. Вижу: дверь с буквой "Ж" рядом, а с "М" аж в конце коридора, не добегу - думаю. Свернул в ближнюю, а там темно, какая-то сука лампу разбила, стёкла под ногами хрустят. Я - в ближайшую кабинку, и сижу - облегчаюсь! Вдруг слышу - хруст срекла, во мля, думаю стыдно как будет, если увидят меня в женском туалете. Придётся теперь ждать, пока эта дама посрёт! Hо эта баба ко мне в кабинку заходит, я такого поворота не ожидал, о%уел малость, а она так быстро-быстро с себя трусы сняла и своей кормой толстой ко мне подаёт. Hу на %уй думаю, надо внимание её привлечь, и ничего больше не придумал, как ущипнуть её за эту самую ж%пу. Вот тут-то я и понял, что от поноса не один страдал. Эта дура как заверищит, и меня с ног до головы окатила!!! Я до части дворами добирался, а на КПП эти суки долго открыть не могли от смеха..."

Источник



Студенты прикололись



      
В старые советские времена в одном из ВУЗов Сев.Кавказа, не буду говорить каком, долгое время практиковали добровольно-принудительное мероприятие по массовой бескорыстной сдаче крови.Мы,студенты, вобщем-то сильно и не сопротивлялись.Два дня отгула,нормальное питание, да еще и по стакашке чего-нибудь типа "Кагора" наливали.Вот сняли как-то нашу мужскую половину курса с занятий на вышеозначенное мероприятие.Стоим, значит, около станции переливания крови,курим,травим анекдоты, ждем своей очереди.
Тут подваливает потрепанный мужичонка,ну сразу видно- синяк и начинает жалобным голосом канючить,мол,ребяты,дайте пару копеек, а то трубы горят, сил нету. у, тут один из наших решил приколоться, говорит:
-Ты че дядя,мы сами без копейки,пришли сюда подзаработать.

Он:
-Как так подзаработать? -Очень просто, сдаем сперму по 10 рублей за 10 грамм!

Мужик сразу ошалел от перспективы заработать такую огромную сумму и начал ныть:
-Ребя-я-я-ты, возьмите меня с собой!

Мы ему:
-Да ты че, мужик,ты на себя посмотри, у тебя не сперма,наверно, а одни сивушные масла,за это еще и по шеи заработаешь!А вобщем-то как хочешь, нам то что...

Взяли мы мужика с собой,заходим,одеваемся в белые халаты,колпаки,на ноги-бахилы.Мужика тоже одеваем, все как положено.Подходим к комнате переливания.А она,кто не бывал в этих заведениях,устроена следующим образом: через всю комнату тянется стеклянная перегородка с окошечками, за которыми сидит медперсонал, около каждого окошечка - лежачок (на случай если кому плохо вдруг станет).Садишся на этот лежачок, просовываешь руку в окошечко,тут-то тебя и обрабатывают. аходим мы банку из под майонеза, даем мужичку и инструктируем: ложишся на лежачок, снимаешь штаны,дальше дрочишь,одним словом сколько можешь в баночку, после этого встаешь,просовываешь член в окошечко,там тебе его обработают специальным раствором,моют,ты им отдаешь баночку,они ее взвешивают и получаешь свои бабки.Понял?Понял!

Дальше происходит следующая сцена, которую мы наблюдаем из-за приоткрытой двери.Мужик заходит,ложится на кушетку,несколько секунд медитирует,затем достает свое сильно поношенное хозяйство и с тяжким вздохом начинает трудится. есколько секунд стоит напряженная тишина, наконец кто-то прыснул за перегородкой взвизгнул и из комнаты выскакивает пунцовая молоденькая сестричка.Пролетев как пуля мимо нас, она устремляется в комнату старшей медсестры.Мы затаив дыхание наблюдаем за разворачивающимися событиями. Из окошечка перегородки высовывается чья-то голова и начинает яростно ругаться,что-то вроде:
-Эй,ты, придурок, перестань немедленно хулиганить, я сейчас милицию вызову!

На что мужик совершенно не реагирует,увлеченно заканчивая начатое дело. Наконец он довольно крякает,встает с кушетки,подходит к окошечку,откуда доносились ругательства и просовывает туда свой пенис,на что немедленно, видимо линейкой, получает отпор по этому самому месту.Он отскакивает и озадаченно начинает возмущаться. В этот момент в помещение с грозным видом врывается старшая медсестра,хватает мужика за шиворот и начинает яростно трясти. Мужик совсем теряется и начинает тыкать банкой ей в лицо:

-Че те надо,я все сделал как надо.Вот грамм 50 наверно!Деньги давай!

-Ах, деньги?-медсестра совсем разлютилась,-Вот твои деньги!!!

С этими словами она выливает содержимое банки мужику на голову и вышвыривает его вон из комнаты.Мы корчимся в предсмертных судоргах.

-Они че психованные?-обращается он растроенно к нам.

-Ну, дядя,мы ж предупреждали,что качество тебя наверно подведет... За такой спектакль мы конечно скинулись мужику на бутылку.Думаю он на нас не сильно обидился...

Источник



- как вкусно у вас пахнет...



      
Сидим на берегу, жарим шашлык. Проходит мимо какая-то левая девочка. Супер. Прям красивая, брюнеточка, ну в моем вкусе.
Так эротично поворачивает ко мне голову и говорит:
- как вкусно у вас пахнет...
А я, ***ть, не придумал ничего лучше, чем ответить:
- ну постой еще понюхай



Любая история будет опубликована на сайте, автор при желании может указать одну ссылку на источник, также можно опубликовать анекдот или байку, не забываем указывать категорию.