Профиль
Реклама


Пирамиды



      
Из семи чудес света мы можем лицезреть только одно – пирамиды Гизы. Им уже 4500 лет, и секрет их возведения до сих пор остается загадкой. Однако археолог Ричард Реддинг походу решил эту загадку. К великому сожалению, марсиане тут ни причем. Буквально пару дней назад журнал Live Science опубликовал статью по поводу этого открытия, которую я постарался перевести с английского на язык, отдаленно напоминающий русский.

По средним оценкам Реддинга для строительства одной пирамиды было необходимо порядка 8000–10000 рабочих, которые трудились бы на протяжении 20ти лет. Сами пирамиды были воздвигнуты во время 3 и 4 династии Древнего Царства (2600–2100 до н.э.)

Строители на удивление не были рабами или евреями. Евреи если и были рабами в Египте, а этому нет археологических подтверждений, появились гораздо позже. Шах и мат!

Строители были молодыми мужчинами, которые очень хорошо и вкусно питались, за ними был хороший медицинский уход. Трудились же они (за еду) во благо общества.

В те времена считалось, что когда король умирал (слово фараон появилось только через 1000 лет) он воссидал вместе с богами и мог просить их не насылать на страну болезни и предотвратить ежегодный разлив Нила. Строительство пирамид являлось подготовкой короля для путешествия к богам. Вот такой хитрый план.

Рабочие были организованы в бригады по примеру профсоюзов. Чиновники обращались к лидерам провинций, сообщая сколько "таджиков" необходимо прислать на строительство. Лидеры, в свою очередь, высылали бригады на стройку.

У каждой бригады было свое имя, например, "Пьяницы Менкура".

Для того, чтобы прокормить бригады пьяниц, была необходима максимально эффективная бюрократия и ежедневная борьба с агорафобией.

Египтяне были помешаны на том, чтобы все записывать и подсчитывать. По–моему это называется атазафобия. Этому есть многочисленные доказательства – записи на папирусе, сколько хлеба съедал каждый рабочий. К сожалению, каких–либо документов, описывающих количество съедаемого мяса и описания инфраструктуры, нет. Вот тут появляется Реддинг, как Тони Старк, в лучах славы. Он, вооружившись совковой лопаткой и учебником математики, копал–копал и наконец докопался до правды.

Так вот! Реддинг начал с подсчета калорий или количества грамм протеина, необходимых каждому рабочему. Он использовал современную статистику, пренебрегая вселенской ленью, обуявшей наш социум, и высчитал магическую цифру 67! 67 грамм протеина было необходимо, чтобы прокормить одного пьяницу Менкура, что в переводе на современную систему единиц равняется двум с половиной чизбургерам. Если половиной источника протеина было мясо, то каждый пьяница съедал 3кг стейка в неделю.

Если половина протеина были стейки, а вторая половина были сашими, то, отбросив совковую лопатку и вооружившись учебником математики за 2ой класс, можно высчитать, сколько сферических коров в вакууме было необходимо, чтобы прокормить этих пьяниц.

Реддинг утверждает, чтобы прокормить 10000 единиц пьяниц, было необходимо 105 коров и 368 овец каждые 10 дней. Для того, чтобы поддерживать такой поток мясного продовольствия и не расстраивать пьяниц Менкура, было необходимо содержать стада коров в количестве 21900 голов и 54750 голов овец на площади в 670 квадратных миль (~1700кв. км.). Это чуть меньше площади ДС или 5% площади дельты Нила. А вот чтобы содержать этот скот, было необходимо 19000 пастухов или 2% популяции королевства. Реддинг правда умалчивает, чем питались эти пастухи, ведь их в два раза больше, чем рабочих.

А пришел он к таким выводам, отбросив учебник и взяв опять в руки лопатку, при раскопках поселения одной из бригады пьяниц. Там было выкопано и закаталогированно 175000 костей животных.

Как скот попал в Гизу, Реддинг не знает, но предполагает, что их туда доставили по реке или пешком.

Каждые два года правительство проводило "перепись" коров и овец, после чего они шли с поклоном к королю и докладывали о своих изысканиях. Бюрократы, в свою очередь, использовали эту информацию для прогнозов и анализа наличия достаточного количества стейков. В современном обществе для таких расчетов используют компьютеры.

Пьяницы жили в специальных лагерях, которые походили на города. Жили они в пятизвездочных бараках по 20–40 человек в каждом бараке. В каждом лагере был свой административный центр, который занимался ежедневным приготовлением стейков. Чем выше было положение пьяницы в административной цепочке, тем вкуснее был его стейк.



Каштан



      
В центральном в это время один из генералов от инфантерии видит "каштан" и говорит с кавалерийским акцентом:
— А это что?
Старпом — отглажен, с биркой на кармане, стройный от напряжения:
— Это "каштан" — наша боевая трансляция.
— Да? Интересно, а как это действует?
— А вот, — старпом, как фокусник, щелкает тумблером. — Восьмой!
— Есть, восьмой! — доносится из "каштана".
— Вот так, — говорит старпом, приводя все в исходное, — можно говорить с любым отсеком.
— Да? Интересно, — генерал тянется к "каштану". — А можно мне?
— Пожалуйста.
Генерал включает и — неожиданно тонко, нежно, по–стариковски, с дрожью козлиной:
— Во–сь–мой… во–сь–мой…
— Есть, восьмой!
— А можно с вами поговорить?
Молчание. Потом голос командира восьмого отсека:
— Ну, говори… родимый… если тебе делать нех… уя…



Заслали американцы шпионов на Украину



      
Заслали американцы шпионов на Украину. Ну как положено в лес на парашютах выбросили. Те с оселедцами, в шароварах и вышитых сорочках, вышли из леса и в ближайшую деревню. Идут по главной улице, а на встречу пацаненок:
— Здорово, амiрiканцкiе шпiенi!
Идут дальше, на встречу бабка за водой идет.
— Здоровенькі були, амiрiканцкiе шпiенi!
Идут дальше, на встречу дед старый:
— Здорово, амiрiканцкiе шпiенi.
— Дiдку, якi ж мi амiрiканцкiе шпiенi — глядi якi гарнi хлопцi?
— Дак вiж ребяткi — негры



Проповедник



      
Проповедник в протестантской секте (менониты)

Работа три раза в неделю — среда, пятница, воскресенье. Самый напряжный день — воскресенье.

12:00 — Начало собрания. Прихожане рассаживаются в зале, мы с братвой сидим в первом ряду. Пресвитер выходит на кафедру и толкает длинную молитву. Все встают, молятся, хором говорят "Аминь", садятся. Пресвитер читает длинную проповедь. Вопросы из зала, ответы из Евангелия.
13:00 — Пресвитер пропизделся, выходит какой–нибудь проповедник, читает свою проповедь. Все конспектируют, прутся, потом молятся. Такая хуйня повторяется ещё с двумя–тремя проповедниками.
14:00 — Общее собрание закончено, по залу пускается мешок для пожертвований. Пресвитер и проповедники проводят личные беседы с желающими, дают советы, как поступить в сложной жизненной ситуации в разрезе Священного Писания. Брат Олег втихаря линяет покурить, его засекают и общественно порицают. Брат Олег кается, все молятся за брата Олега.
15:00 — Второе собрание. Обычных прихожан выпиздывают из дома господня, остаются пресвитер, братья и крещёные сёстры. Углублённое изучение Слова Божия, разбор каверзных ситуаций и парадоксов. Молитва, теологическая дискуссия. Иногда кто–нибудь объявляет собранию, что решил принять крещение. В этом случае каящейся душе устраивается экзамен на знание Библии и тест на моральную устойчивость. Голосуем, если большинство за, вносим чувака в список на следующее крещение и даём братские наставления.
16:30 — Братский совет. Выпиздываются уже все, кроме пресвитера, членов Совета и бухгалтерши. Считаем, сколько бабла сегодня собрали, бухгалтер отчитывается по расходам (аренда зала, мат. помощь больной старушке, печать пропагандистской литературы, накладные и представительские расходы). У кого закончились брошюрки для впаривания неверующим — пополняют запасы. Начинаем думать, что делать с идущей от немецких братьев во Христе гуманитаркой: на общее собрание ходит 200 человек, а посылок с хавкой всего 30. Вспоминаем, что сытое брюхо к слову божию глухо да и вообще на это общее собрание одни халявщики ходят, и решаем каждый забрать себе по три коробки, а оставшиеся три отдать в детдом. Иногда принимаем кого–нибудь особенно талантливого в братский совет. Потом ещё немножко попиздеть за жизнь — и по домам.



Курсант военного училища



      

Подъем 120 одинаковых людей в 7 утра. Через 10 минут — зарядка, которая, в зависимости от положения сатурна в юпитере может быть как получасовым марш–броском, так и унылым стоянием толпой под турниками. После зарядки — минут 20 на умыться/собраться и — в столовую, на завтрак. После приема пищи (так это блять называется) — учеба. Три пары лекций или чисто военной хуйни типа физо/стрельба/слоники.
После учебы — проеб мозгов командиром роты на внутриказарменном построении и следование (еще одно словечко) на обед. После обеда — 30 минут свободного времени, после которого пару раз в неделю — физподготовка (охуительно заниматься физподготовкой после обеда, попробуйте). В обычные дни — самоподготовка: до 19:30 все должны сидеть в аудиториях и самоподготавливаться к завтрашней учебе.
В 20:00 — ужин, потом, наконец–то, 2 часа свободного времени и отбой.

Залипнуть в этом ритме не дают аритмично постигающие юзернейма наряды, караулы (рассказать?) и сессии.



Пожар



      
Пожар в школе, в Техасе. Один пожарный второму:
- Я буду кидать школьников из окна, а ты лови!
- Ок!
Через несколько минут:
- Ты почему негров не ловишь?
- А б%%%ь, я думал, что эти горелые!



Военный



      
Один день из жизни военнослужащего (конкретнее — одной из трех секретарей отдела).
Подъем в 5.50 — чтобы 10 минут поваляться (можно и больше, но тогда надо будет носиться по квартире). Косметический тюнинг лица, кофе, бужу сына, он завтракает и в 7.30 выкатываемся из дома. Если надо на работу к 8.15 — выкатываюсь одна в 7.15.
Рабочий день начинается в 9.00 — разгребаю СВОЮ кучу документов, которые было лень разгрести вчера, например.
10.00 — утренний чай (если работы не очень много — можно растянуть удовольствие до 11.00)
11.15–12.00 или 12.30 — если я сижу на своем месте, а не подменяю отсутствующих — хождение по магазинам для разнообразия. Потом можно вернуться и неспешно пообедать. Если есть работа, то с 12.00 –12.30 — законный обед.
12.30–15.00 — усердная работа — разгребание куч документов, которые все норовят навалить, печатание всяких важных и не очень бумаженций.
15.00–16.00 — чаепитие в Мытищах, затем неспешная работа или клевание носом.
16..00–17.00 — ожидание окончания рабочего дня, если он сегодня окончится в 17.00. Если я "дежурю" до 18.00 — то делаю вид, что работаю,а после 17.00 — начинаю опять разгребать документы, проверять, все ли отправлено и все ли напечатано. То, что может подождать — убираю с глаз долой.
17.00 — домой (если не "дежурю" до 18.00)
17.50 — домой, если "дежурю".
Еду домой час, если пробки — то все два. Домой прибываю в промежутке от 18.00–19.30. Если вдруг какие–то симпатичные мероприятия, то прибытие домой может затянуться до 22.30 — позже не могу, ибо ребенок один дома.
Раз в месяц мы втроем (три секретаря) раздаем зарплату на отдел — за этот непосильный труд полагается отгул. Иногда работы бывает до фига, поэтому отгулы могут копиться, а к концу года, например, их заставляют отгуливать. В прошлом году я в декабре работала 4 дня в неделю — отгулы тратила.
И — да, когда сын ложится спать, я лезу на Лепру, поэтому отбой у меня какбе неизвестно, в какое время.



Сетевой маркетинг



      
Сетевой маркетинг добрался и до военкомата:
"Вступай в ряды вооружённых сил и служи год!
Приведи с собой друга - и твой срок уменьшится в 2 раза!
..."



Штирлиц



      
Мюллер знал, что русские после того как размешают сахар в чашке с кофе или чаем оставляют ложку в чашке, и он решил проследить за Штирлицом в кафе.
Штирлиц помешал сахар, вытащил ложку и положил её на блюдце, и показал язык Мюллеру.



ГИБДД



      
Поздравляем! Вы попали в программу ГАИ, и мы сразу же начинаем с вопроса на 500 рублей, почему ремешочек не пристегнут?



Любая история будет опубликована на сайте, автор при желании может указать одну ссылку на источник, также можно опубликовать анекдот или байку, не забываем указывать категорию.